УСЛУГИ ПРИ
СОЗДАНИИ ОБЩЕСТВА
БЕСПЛАТНЫЕ
УСЛУГИ
УСЛУГИ
ДЛЯ АО
УСЛУГИ
СОБСТВЕННИКАМ КВАРТИР
УСЛУГИ
ДЛЯ ООО
УСЛУГИ
ДЛЯ СНТ
УСЛУГИ
ЭМИТЕНТАМ ОБЛИГАЦИЙ

За ваших контрагентов отвечает инспекция. Так решил суд


За ваших контрагентов отвечает инспекция. Так решил суд 18 Июля 2018

Давайте разберемся, кто должен отвечать за контрагентов. И проверять их. Бизнесмен?

Ведь к этому его призывают, даже обязывают, сотрудники фискальных органов. Или инспекция, которой дано законное право и проверять, и контролировать? Доверяй, но проверяй или не проверяй – это желание, но не обязанность бизнесмена.

Захотел – поверил на слово. Взбрело в голову провести расследование – пожалуйста! Это сугубо его прихоть, это его риск (п. 1 ст. 2 ГК РФ). А налоговая этим понятием манипулирует, включая «непроявление должной осмотрительности». «Постойте, это МОЙ страх и риск, но ни капельки НЕ ВАШ, уважаемая инспекция. Я и только я рискую.

Так, может быть, это вы, дорогие сотрудники налоговой службы, не проявили эту самую должную осмотрительность?».

Итак, ближе к делу: Постановление АС Поволжского округа №Ф06-34135/2018 от 29.06.2018 года по делу №А12-37867/2017. Камеральная проверка. Доначислили НДС, пени и штрафы. Основание: наличие у контрагентов признаков недобросовестности. Еще бы…

  • Контрагенты не представили первичку;
  • Минимальная налоговая отчетность;
  • «Массовый» адрес регистрации;
  • Отсутствие основных средств (и арендованных в том числе);
  • Транзитные платежи. 
Плюс ко всему, проверяющие обнаружили одну весьма интересную вещь… Анализ расчетного счета показал отсутствие источника происхождения товара. Где закупали, у кого? Неизвестно… Вероятно, стройматериалы, металлопрофиль и т.д. контрагенты брали с потолка или из воздуха… А после того, как налогоплательщик оплачивал материалы, эти фирмы обналичивали деньги через корпоративные карты.
Однако, судам не хватило доказательств. Ведь «Законодательство о налогах и сборах Российской Федерации исходит из презумпции добросовестности налогоплательщика и иных участников правоотношений в сфере экономики.

В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, в частности, налоговых вычетов при исчислении налога на добавленную стоимость, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, – достоверны». Документы оформлены в соответствии с требованием статьи 169 НК РФ.

А на момент совершения сделок контрагенты являлись действующими юридическими лицами.


Итак, почему компания выиграла?

1. Инспекция не опровергла реальность и не доказала фиктивность.
2. Выводы налогового органа – не более чем предположения, основанные на неполно проведенной проверке.

3. Нет доказательств, что в отношении контрагентов или их должностных лиц есть приговоры по уголовным делам.

4. Счета-фактуры подписаны руководителями, которые значатся в ЕГРЮЛ, либо их представителями на основании доверенностей. Доказательств обратного инспекция не представила.

5. Налогоплательщик не несет ответственность за недобросовестность контрагентов.

6. «Отсутствие у контрагентов управленческого и технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств, а также неосуществление платежей, сопровождающих фактическое осуществление деятельности (оплата за связь, коммунальные услуги, перечисление заработной платы и др.), не являются квалифицирующими признаками возможности (невозможности) ведения соответствующей предпринимательской деятельности»;

7. Нет доказательств аффилированности и взаимозависимости.

8. Не доказан факт применения схемы, направленной на незаконное применение вычетов: «Доказательств того, что денежные средства, уплаченные заявителем в адрес спорных контрагентов, в дальнейшем возвращались обществу (как по возмездной, так и безвозмездной сделке), то есть доказательства, безусловно свидетельствующие об организованной схеме движения денежных средств или товаров по замкнутой цепочке, налоговым органом в ходе проверки не добыто и суду не представлено, выводы инспекции об участии заявителя в обналичивании денежных средств основаны на предположения».

Вы подумаете: «Ну, и что в этом решении такого сверхъестественного? Налогоплательщик – молодчина! А инспекция в очередной раз придралась не по делу…». Действительно, решение непримечательное, если бы не один момент, который я оставила на десерт.

Получается, что бизнесмену достаточно удостовериться в правоспособности контрагентов. И все. Точка. Налоговая зарегистрировала, а я ей доверяю. Я не сомневаюсь в компетентности налоговых органов. У меня нет основания не доверять тому, что написано в ЕГРЮЛ или ЕГРИП…
Это равносильно тому, что я пойду в магазин за колбасой. Посмотрю на сроки годности, привлекательность с точки зрения «хочу съесть немедленно», приценюсь. И остановлю свой выбор на той самой, которая приглянулась. Куплю. Приду домой. А внутри… тухлятина. Так, кто виноват в том, что я купила продукт, который вызвал «фууу» и обманул мои ожидания? Ведь сроки годности нормальные, и внешний вид довольно аппетитный. Уж, точно не я виновата! Либо магазин, который не соблюдал условия хранения, либо производитель. Но не я! Так и с контрагентами… Налогоплательщик, выбирая колбасу, простите, контрагентов, оценивает то, что ему под силу оценить. А за внутреннее содержание отвечает инспекция. Именно инспекция должна контролировать качество, с точки зрения соответствия налоговым стандартам.

Денис Морозов, юрист и налоговый консультант «Туров и партнеры»:

Система АСК НДС-2 в действительности очень хороша и при этом единственная в своем роде. Данная система не имеет аналогов в мире. Но это только программа, которая нуждается в проверке со стороны человека. Налоговый инспектор полностью положился на мощь АСК НДС-2 и не учел возможную ошибку (неточность) системы.

Как мы видим, у спорного контрагента было достаточно формальных признаков для признания налоговой выгоды необоснованной и, как правило, таких признаков вполне хватает. ФНС России и Следственный комитет РФ разработали Методические рекомендации «Об исследовании и доказывании фактов умышленной неуплаты или неполной уплаты сумм налога (сбора)».

Эти рекомендации описаны в Письме ФНС России от 13.07.2017 №ЕД-4-2/13650@ и направлены в территориальные налоговые органы для применения при проведении налоговых проверок. В вышеуказанных рекомендациях раскрыто понятие прямых доказательств, которые свидетельствуют о необоснованной налоговой выгоде, а именно показания свидетелей, наличие изъятых документов, раскрывающих фактические намерения лица и их реализацию (записи, документы и (или) файлы «черной бухгалтерии»), видео и аудиозаписи, результаты прослушивания телефонных и иных переговоров.

Если взять даже минимальные обороты для плательщиков НДС, 150 млн. рублей, оборот по спорному контрагенту составляет 1,5% от общего оборота налогоплательщика. При таких показателях налоговым органам нужно постараться, чтобы доказать необоснованную налоговую выгоду.
Подобного рода ситуация не является единичной, но, как правило, налогоплательщики не готовы отстаивать свою правоту и соглашаются с предъявленными требованиями налоговой службы еще до проведения камеральной либо выездной налоговой проверки.

Так до 2017 года у ФНС был действенный инструмент для пополнений бюджета, а именно «комиссии по легализации налоговой базы». Достаточно было пригласить налогоплательщика к себе и доходчиво объяснить о последствиях неуплаты недоимки по налогам.

Но когда АСК НДС-2 заработала в полную силу, комиссии по легализации посчитали менее эффективными и упразднили. Однако, от отлаженного инструмента налоговая служба не захотела отказываться и выпустила Письмо ФНС России от 25 июля 2017 г. №ЕД-4-15/14490@, в котором описала проведение комиссий по легализации налоговой базы по НДФЛ и страховым взносам.


Источник: КЛЕРК


Предыдущая новость Следующая новость


Возврат к списку