• БЕСПЛАТНЫЕ
    УСЛУГИ
  • УСЛУГИ
    ПРИ СОЗДАНИИ ОБЩЕСТВА
  • УСЛУГИ
    ДЛЯ АО
  • УСЛУГИ
    ЭМИТЕНТАМ ОБЛИГАЦИЙ
  • УСЛУГИ
    ДЛЯ ООО
  • УСЛУГИ
    СОБСТВЕННИКАМ КВАРТИР
  • УСЛУГИ
    ДЛЯ СНТ
  • Российским банкам рекомендовано лучше искать среди клиентов «политически значимых лиц»


    22 Ноября 2019

    Это снизит коррупционные риски, считает Организация по борьбе с отмыванием капитала.

    Банки должны лучше искать среди клиентов «политически значимых лиц» и людей из их окружения, а также реальных бенефициаров компаний. О таких рекомендациях FATF (организация по противодействию легализации и отмыванию капитала) российским властям рассказал замдиректора Росфинмониторинга Павел Ливадный. Нужно внимательнее следить за политически значимыми клиентами с учетом высоких коррупционных рисков в России, объяснил он.

    К политически значимым лицам (politically exposed person, PEP) в мире относят действующих и бывших госслужащих, руководителей госкомпаний и политиков, а также их родственников и людей из ближайшего окружения. Срока давности в этом вопросе нет, писал Всемирный банк в руководстве для банков в 2012 г. Банки и регистраторы компаний и трастов в офшорах обязаны собирать и хранить сведения о клиентах из числа PEP. Если такой клиент решил открыть счет, банк должен более тщательно проверить происхождение его капитала с точки зрения возможного конфликта интересов, а также коррупционных рисков и следить за его операциями, рассказывает старший юрист налоговой практики BCLP Юрий Куликов.

    В противном случае банкам грозит штраф. Например, управление по финансовому регулированию и надзору Великобритании выставило Barclays рекордный штраф в $108 млн за недостаточно тщательную проверку клиентов из категории PEP.

    В России также есть аналог таких правил. По закону о противодействии легализации преступных доходов российские банки должны выявлять среди клиентов иностранных и российских публичных должностных лиц, а также проверять происхождение их денег. Но FATF относит к PEP должностных лиц и членов их семей, а также близких им людей – партнеров по бизнесу, друзей и даже юристов, в России же под аналогичные требования попадают только должностные лица и их родственники, говорит заместитель гендиректора «Трансперенси интернешнл» Илья Шуманов. Из-за этого часто конечные бенефициары бизнеса так и остаются неизвестными, жалуется он, а юристы, консультанты и партнеры крупных чиновников не попадают под дополнительный антиотмывочный контроль.

    Представитель FATF отказался раскрыть причины рекомендации, указав, что отчет еще согласовывается и будет опубликован в декабре. ЦБ вместе с другими ведомствами подготовит план устранения недостатков регулирования, обещает представитель ЦБ. Его коллега в Росфинмониторинге на запрос «Ведомостей» не ответил. С 2014 г. FATF проводит четвертый раунд оценки стран на соответствие требованиям и рекомендациям организации, проверку прошло уже 60 стран и у всех одна системная проблема – выявление публичных должностных лиц, говорит заместитель руководителя НСФР Александр Наумов.

    При определении бенефициаров компаний российские финансовые институты слишком полагаются на ЕГРЮЛ, пересказал замечания FATF Ливадный. В российском законе нет четкого механизма выявления публичных должностных лиц и у банков разные подходы, говорит управляющий партнер департамента финансового консультирования Deloitte Александр Соколов. Одни банки используют международные базы данных, другие – берут информацию из анкет клиентов, есть и те, кто анализирует источники доходов и проверяет информацию в открытых источниках, объясняет он. Банки берут информацию из анкет, мало используя публичные и коммерческие источники информации, добавляет Наумов, хотя ЦБ рекомендовал проверять информацию о таких лицах в российских и иностранных коммерческих ресурсах. Идентифицировав клиента как публичное должностное лицо, банк присваивает ему высокий риск, должен следить за его транзакциями и сообщать о подозрительных операциях Росфинмониторингу, рассказывает Соколов.

    FATF рекомендует ориентироваться на клиента как основной источник информации, при этом при принятии решения нельзя опираться только на нее, рассказывает менеджер отдела консультирования по управлению рисками KPMG Маргарита Старостина. Система контроля отличается в разных странах: например, в Европе контроль основан на риск-ориентированном подходе – учитываются страна регистрации, осуществления деятельности, информация о конечных бенефициарах. При оценке компаний из третьих стран проверяются все члены органов их правления, лица, уполномоченные подписывать документы, и бенефициары вплоть до последнего человека в цепочке владельцев.

    Российские компании также должны собирать, хранить и обновлять информацию о конечных владельцах. Такой закон был принят еще в середине 2016 г. За нарушение предусмотрен штраф: для сотрудников – от 30 000 до 40 000 руб., для компаний – от 100 000 до 500 000 руб. Но бенефициары многих компаний так и остались неизвестными. Например, владельцы «Сургутнефтегаза» – он публикует только доли менеджеров и членов совета директоров.

    Важно, чтобы возможное ужесточение требований к анализу контрагентов и аффилированных людей и компаний соответствовало здравому смыслу и не тормозило бизнес-процессы банков, говорит первый зампред правления Совкомбанка Сергей Хотимский. Повысить эффективность могли бы технологичные инструменты анализа, например цифровой профиль гражданина, который позволил бы эффективно проводить исчерпывающую квалификацию человека по правилам FATF, советует он.


    Источник: Ведомости


    Предыдущая новость Следующая новость


    Возврат к списку